Разделы:

Хронология:

Новые комментарии:

Каналы:

© Константин Лакин, 2011–2017

Перепечатка материалов допускается с указанием источника.

Изготовление: Валерий Сальников

30 июня 2014 г. Комментарии (0)

Яхта «Пепелац». Судовой журнал. Часть XI. 29.06 — 30.06.2014. Катаколон (Пелопоннес) — Галаксиди.

<< Листать журнал >>

29.06-30.06.2014. Яхта «Пепелац». Катаколон (Пелопоннес) — Галаксиди.

Старт 11:30, финиш 08:30 следующих суток. 104 м.мили. 3 — 5 Бф, в порывах до 35 узлов. Волна 0.1 — 1.5 м. Фордевинд, бакштаг, галфвинд. Скорость 2.5 — 8 узлов. Встречное течение под Патрасским мостом 2.5 узла.

Яхта «Пепелац». Судовой журнал. Карта маршрута Катаколо — Галаксиди..
В прошлых годах я видел ночной Патрасский мост во всей красе, с ярко подсвеченными вантами. В этом году Евросоюз, видимо, окончательно доконал Эллинов своим баблонытьём, и подcветку вант выключили, оставив лишь сияющее ожерелье огней вдоль мостового полотна. Пусть не так празднично, но все равно красиво.

Створные огни на мосту — одинаковые с каждой стороны полотна. Хоть с запада подходи, хоть с востока, на определенных местах — одни и те же сигналы. Причем, мигают изофазно (то бишь, периоды вспышки и тьмы — равны). Но почему-то по разную сторону моста огни мигают в противофазе (когда с западной стороны гаснет, с восточной — зажигается, и наоборот). Результат: подходя к мосту, видишь не мигающие, а постоянно горящие створные огни, и дуреешь. Цвет — правильный. Расположены правильно. Но частично — мигают правильно (если противоположный фонарь чем-то закрыт), а частично — просто горят. Даже находясь в миле от моста, ещё не мог понять, что происходит. Осознал лишь когда оказался под полотном.

Днём всегда проходил мост под парусом. А вот ночью что-то утомили нас подсвеченные-неподсвеченные буи и снующие, несмотря на поздний час (прошли мост в 01:00) лодочки. Разглядывать всю эту суету из-под стакселя надоело. Посему паруса свернули.

Примерно за милю до цели на экране сонара вдруг выросла внятная стена. Прямо по курсу. Не рыхлая, а абсолютно плотная. Просто стена, и — всё. Я дернул ручку движка в ноль, лодка пронеслась по инерции несколько метров и встала. За несколько секунд скорость упала вдвое. И, до выхода из мостового створа, большего хода уже набрать не удалось.

Видимо, мы попали в плотный фронт нагонного течения. Недолгий, но сильный западный ветер (Пепелац застал его в Патрасском заливе, несколько часов — до 30 узлов, часовой шквал — 35 узлов) нагнал воду через узкое горло из Патрасского в Коринфский залив. А когда погода успокоилась, вода плотной стеной ринулась назад. Течение исчезло буквально в нескольких кабельтовых после моста.

Похоже, течение почувствовали не мы одни, так как в конце радиопереговоров с мостом диспетчер поинтересовался: «Как у вас со скоростью?» «Пять минут назад шли более 5, сейчас встали — менее 2.5», — ответил я, — «видимо, встречное течение около 2.5 узлов». Диспетчер поблагодарил за информацию, предупредил, что в Сарониках ожидается 7 Бф и пожелал счастливого пути.

Въезжая под мост, несешься в ослепительном свете прожекторов, которыми увешано подвесное чудо. Но только пересекаешь границу мостового полотна — кромешная темень, черная вода, сказка! Несколько секунд тьмы, и снова — сияние прожекторов уже с другой стороны — в корму.

Ещё раз эхолот взбрыкнул плотной россыпью хаотичных точек уже в Коринфском заливе. И тут же из-под стакселя, как летящие комья серой земли при взрыве, начали расшвыриваться птицы. Оказалось: прямо по курсу тунцы гоняли рыбу. Рыба нервничала, елозила, выпрыгивала, суетилась. На поверхности собрались чайки и устроили плотный ночной перекус. Мы, в свою очередь, поучаствовали в вечеринке, проехав аккурат по месту событий.

Ночь безлунна. В Патрасском заливе берега сияют заревом жилья, впереди — яркая нитка моста, ориентиров — море. Но, миновав подвесное чудо, Пепелац погрузился в темень Коринфского залива. Порой вдалеке тлеет чуть менее темное пятнышко — огни далёких поселков. Но по курсу — лишь маяк мыса Псаромита: дважды мигнет раз в 15 секунд, послесвечение — почти до следующего вспыха. Маяк — точно по курсу, периодически закрывается стакселем, да и низок — расплывается в усыпанных солью окошках спрейхуда.

Впрочем, берега погасли — зажглись звезды. Маша правила по Садалсууду (бета Водолея). Я — по Китальфе (альфа Малого Коня). Всю ночь с небосвода сыпались незагаданные желания. На рассвете, когда звезды пригасли, ориентировались на яркий Альтаир (созвездие Орла).

Приходить в Галаксиди слишком рано — не резон: наверняка пирс ещё не освободился от ночующих, а ждать на якорном рейде — лениво. Посему парусили до упора, пока ветер не исчез окончательно, а скорость не подобралась к 2 узлам. Достигнув стремительности неспешно шагающего по лесу грибника, за 4 мили до цели убрали паруса, слаломно объехали гроздь рифов при входе в порт, привязались, махнули белого сухого, и — спать…

Яхта «Пепелац». Судовой журнал. Галаксиди..
<< Листать журнал >>
ОГЛАВЛЕНИЕ >>>
Костя ПУТЕВОДКА

.
.
.

Следующая: Яхта «Пепелац». Судовой журнал. Часть XII. 01.07 - 02.07.2014. Галаксиди — Коринфский канал — Новый Эпидаврос — Старый Эпидаврос.

Предыдущая: Дневник: гаджет, пока мы тут парусим.