Разделы:

Хронология:

Новые комментарии:

Каналы:

© Константин Лакин, 2011–2018

Перепечатка материалов допускается с указанием источника.

Изготовление: Валерий Сальников

10 августа 2007 г. Комментарии (2)

ДОРОГА НА СЕВЕР. Архангельская губерния. Часть IV

Карта.

УСТЬЯНСКИЙ РАЙОН. ДОРОГИ, ЦИВИЛИЗАЦИЯ И ШАЛИМОВА ГОРА.

Мы ехали из Октябрьского на север — до Бестужево, и потом — до Акичкина Починка. Чуть более 100 километров. Сначала дорога была асфальтовая с красивой белой разметкой. Потом исчезла разметка. Следом — мобильная связь. А чуть позже за мобильной связью отправился и асфальт. Но не надо бояться отсутствия асфальта. Грунтовая дорога хороша. В дождь — не раскисает. А в жару пыльный шлейф из-под задних колес катализирует автогонки: никому не хочется тащиться в кильватере пылепроизводителя.

Сначала дорога была асфальтовая с разметкой. Затем исчезла разметка. А за ней — и асфальтСначала дорога была асфальтовая с разметкой. Затем исчезла разметка. А за ней — и асфальт.
Кстати, местные власти устроили очень интересную штуку, которую мы не видели ни в одном другом месте. Между сёлами дорога — грунтовая. А на территории сёл — асфальтовая. Наверное, в этом есть определенный смысл: для того, чтобы сходить в гости к соседу, не надо напяливать сапоги. Но и минус у идеи есть. Телепая по грунтовке со скоростью 60 км/час (быстрее не поедешь) и добираясь до асфальтированного села, не можешь отказать себе в скорости. Это в населённом пункте — плохо. Но бороться с собой трудно.

Последним оплотом цивилизации на нашей дороге стало село Бестужево. Здесь есть ныне пустующий огромный древний амбар — место, куда приходившие по Устье баржи сгружали товар для Прокопьевской ярмарки. Здесь есть развалины древней электростанции, появившейся задолго до того, как Ильич рассусолил мечту о лампочке. Здесь есть больница (очень опрятное здание со стационаром). Здесь есть аптечный киоск (правда, этим летом — закрылся, ибо аптекарша ушла в декрет). Здесь есть контора с непонятным названием "Лесохимия" (к моему удивлению, микрософт ворд не подчеркнул "лесохимия" красным, то есть, он знает это слово!). Здесь есть круглосуточный магазин. И, блин, здесь есть даже игровые автоматы :(

Древний амбар, куда приходившие по Устье баржи сгружали товар для Прокопьевской ярмаркиВид с Шалимовой горы.
Сегодня появилась идея восстановить бестужевскую церковь и организовать приход. Это — здраво. Ибо любой грамотный человек понимает: возможность в любой момент приобщиться к религиозным обрядам — дорогого стоит. Кроме того, не исключено, что с воссозданием местной церкви дух Прокопия вновь начнет исцеление страждущих, поднимая не только духовную, но и финансовую привлекательность здешних мест.

А еще в Бестужево есть Шалимова гора. На вершине горы стоит дом. На крыше дома дымит труба. И бытует легенда: если забраться на эту трубу, поднять вверх руку с мобильником, подпрыгнуть и нажать правильную кнопку, то можно отправить СМС. Не знаю… Не пробовал… Но так или иначе, Бестужево — последний оплот цивилизации. Дальше — тайга.

Дом на Шалимовой горе. Справа — жилая часть (дом). Слева — хозяйственная (поветь). Между ними — переход (мост). Всё — под одной крышей, включая баню и туалет..

АКИЧКИН ПОЧИНОК И СМЕТАНА

После того, как цивилизация закончилась, необходимо проехать ещё 13 километров, и вот он — Акичкин Починок.

Акичкино.
Официальная и реальная топонимика этих мест — различны. На картах можно найти село Акичкин Починок, оно же Коромыслово. Но люди называют его Акичкино. Ещё интереснее с деревенькой, имеющей официальное имя Фомин Починок. В реальности её кличут Сметаной.

Крестьянская утварь с чердака одного из сметанинских домов.
Не так давно обитал в здешних местах Анатолий Никитич Шульга. Преподавал в местной школе, организовал в Бестужево детскую киностудию и снял фильм про жителя деревни Сметана деда Федора, который покинул Малую Родину лишь один раз, уйдя на войну. В конце 90-х Шульга занялся лесным бизнесом и, перебравшись в Москву, погиб в автокатастрофе.

Со слов Анатолия Никитича, существуют два возможных объяснения имени Сметана. Первое — художественное: если смотреть на укрытую снегом зимнюю деревню, кажется, что она облита густой белой сметаной. Второе — бытовое: церковь прихода располагалась в Бестужево, а до окрестных деревень и хуторов батюшка доезжал по мере надобности: крестил, причащал, святил помещения. Платили натурой — молоком, творогом, другими продуктами. Вот и говорили: «Батюшка поехал по сметану». Так оно или нет — Бог ведает, но в округе название Фомин Починок давно уступило место Сметане.

Местные жители с уважением вспоминают предпоследнего председателя совхоза — чеченца по фамилии… вроде, Исымбаев. При нем жили хорошо. В те времена местные пастбищные луга были перегорожены неимоверной длины заборами, дабы очертить территорию, на которой стадо может пастись самостоятельно. Теперь здесь животноводства нет, пастись некому, заборы ветшают, чеченцы — враги, а жизнь растворилась в водке.

Сегодня в Акичкино живут только алкоголики. Так они о себе и говорят: "Мы — алкоголики". И валюта там — 100 рублей. Ибо такова цена бутылки водки. За сто рублей вам могут принести меда или трехлитровую банку черники, сделать какую-нибудь работу или далеко перенести что-нибудь тяжелое. По сто рублей у вас будут пытаться занять или займут (на следующий год обязательно отдадут, правда, потом займут снова — так и живут, сдвинув один раз фазу на 100 рублей и потом исправно эту фазу выдерживая).

Ограда пастбища.
Исконные северяне кормятся с тайги и лугов. Держат чуть скотины. Забивают, сдают на мясокомбинат. Косят луга и заготавливают сено, скирдуя траву в стога долгой кладки, которые здесь называются «зарод».

Но это — только видимость жизни. Не богатеет никто, кроме владельцев лесоповалов. Когда-то зажиточный край, подкошенный петровскими реформами, выхолощенный красной напастью и добитый гайдарово-чубайсной чумой — опустел на глазах.

Зарод, разделенный жердями на проймы.
Село Акичкино когда-то имело свою школу, располагавшуюся в просторном дореволюционном доме мельника. Вернее, в трети дома. Поветь и мост — отсутствуют. Но и оставшаяся территория — огромная, в три этажа. Да три печки. Три!

Акичкинская школа.
Рядом со школой стоит электрический столб. На столбе — глубокие царапины. Так ещё совсем недавно добывали смолу, из которой изготавливали скипидар. Сосну царапали, а снизу привязывали конусообразную байду, куда, собственно, смола и стекала. Видать, не простую жизнь прожил столб, будучи деревом…

Следы смолодобычи.
В здании старой школы — изумительная входная дверь. На ней вырезаны даты и имена учеников, обитавших тут ещё в сороковые годы… Но дети и финансирование постепенно кончались, и к девяностым годам школу закрыли.

Жителей в Акичкино осталось мало. Детишек школьного возраста — всего шестеро. Школа — за 13 километров. Раньше детишки жили в школьном интернате. Но интернат сгорел. Тогда их стали возить на машине. Грозятся отменить и машину. Типа, ежедневные 13 километров туда-сюда — влом, и "пусть родители решают, как учить детей". Всё — в русле реформаторского подхода к образованию.

Сметана.
На противоположном от Акичкино берегу реки Верюга — та самая Сметана. Местных жителей здесь не осталось вовсе. Почти все дома сгнили. Дорога заросла. Мост через Верюгу рухнул. Несколько лет назад поговаривали об отключении электричества, но обошлось — не дали купившие несколько домов приезжие дачники. А попытка восстановить автомобильный мост пока успехом не увенчалась.

Два бревна, настил, перила — пешеходный мост на СметануАвтомобильного моста на Сметану больше нет.
Костя ПУТЕВОДКА

<<< предыдущая глава | продолжение >>>

Следующая: ДОРОГА НА СЕВЕР. Архангельская губерния. Часть V

Предыдущая: ДОРОГА НА СЕВЕР. Архангельская губерния. Часть III