Разделы:

Хронология:

Новые комментарии:

Каналы:

© Константин Лакин, 2011–2017

Перепечатка материалов допускается с указанием источника.

Изготовление: Валерий Сальников

6 сентября 2011 г. Комментарии (1)

Дневник: да, рында, движок, джонка, вино и осень

Греция. Пелопоннес. Катаколо.

.
Трубка

Стоматология

В каждом кабинете стоматолога. В каждом! Должен висеть огромный плакат. Огромный! Из серии «СанПросветБюллетень».

На этом плакате — крупными буквами. Крупными! Должно быть написано:

ПАЦИЕНТ, НИКОГДА!!!
СЛЫШИШЬ, НИКОГДА!!!
НИКОГДА НЕ БЕРИ РИФ НА ГРОТЕ
ПРИ ВЕТРЕ 20 УЗЛОВ
С КУРИТЕЛЬНОЙ ТРУБКОЙ В ЗУБАХ!!!

Да. Это должен знать каждый.

.

Рында

В сильный ветер, когда крепление языка ослабевает, рында самопроизвольно позякивает. Конечно, можно закрепить так, что ослабевать не будет. Но я этого не делаю. Потому что — живое существо. Я с ней разговариваю. Она: «Звяк…» Я: «Ну да, конечно, не вопрос…» Она: «Диннннь…» Я: «Ну это — поглядим…» Так и живём. :)

Рында Пепелаца.
.

Нырьба

«Муринг» — это такая веревка, которая одним концом привязана ко дну моря, а другим — к лодке.

Как я стою в родной марине Катаколо… Кормой — к причалу. Два кормовых конца отданы на пирс, пропущены через швартовые рымы (кольца) и возвращены на лодку. Короче, если не выпендриваться, кормой я привязан к берегу.

А на баке (ну, на носу) — ещё одна веревка. Которая уходит в море. И где-то там на дне прикреплена к чему-то тяжелому. И называется эта веревка на доставшем английском языке «муринг».

Муринг. Рыбацкая лодка..
Если бы у меня была возможность не вязаться к мурингу, а отдать якорь, я был бы счастлив. Ибо дружище Брюс плюс 80 метров цепи — это надёжно и спокойно. Но якорь бросить нельзя: дно марины опутано цепями, а якорей у меня, конечно, три, но терять неохота ни одного. Посему муринг.

Муринг мне этот не нравится. Из мутной портовой воды поднимается ржавая цепь, на конце которой я привязал мощную веревку — ну не затаскивать же цепь на палубу, в самом деле… Но сама цепь доверия не вызывает. А скоро задует южак. И начнёт приваливать к пирсу. В прошлом году в порывах до 60 узлов было. Короче, не нравится мне этот муринг.

И вот сегодня я, как папа деревянного человечка, три часа нырял на 6-метровую глубину. Сначала разглядывал, к чему сия цепь привязана. Потом вязал туда параллельно ещё и свою веревку. Теперь стою на 2 мурингах. Всё спокойнее.

В какой-то момент к пирсу подъехала полицейская машина. Ну понятно, на территории порта имеют право нырять лишь лицензированные водолазы. А тут какой-то перец баламутит воду, вяжет канаты… Полицейский вышел на причал и поздоровался. Я как раз вынырнул, посему услышал лишь:
 — сус…
 — Ясу, — ответил я, и мы помолчали. Я — такой мокрый-мокрый. А он — сухой.

Отдышавшись, я нырнул опять. А вынырнув, обнаружил рядом с полицейским Леона — работника марины. Он что-то объяснял служивому и, судя по всему, переговоры проходили успешно. Я снова нырнул.

К следующему посещению воздушного пространства Леона рядом с полицейским уже не было. Но блюститель порядка посчитал несолидным уехать, не задав мне последнего вопроса. И он его задал:
 — А чо ты там делаешь?
 — Веревку меняю, — ответил я, отплёвывая воду.
 — А-а-а!… — радостно завершил переговоры служивый. Сел в автомобиль. И уехал.

Порыв ветра донёс фразу из расположенного на пирсе ресторанчика: «Это — русский ныряет.» Интонацию я не разобрал. Может, уважительная. Может, издевательская.

Главный итог сегодняшнего дня: за веревочно-нырятельный произвол меня не арестовали. Впрочем, в Греции всё делается неспешно. Если полицейский написал рапорт, то командир прочтёт его не раньше завтрашнего дня. Потом издаст приказ об аресте. Но если завтра-послезавтра не примут, значит, сошло с рук. Впрочем, даже в кутузку я теперь пойду спокойно. Ибо лодка привязана двумя мурингами. И это — правильно!

.

Движок

Таки решился перебрать коробку передач и купить новые стартёр с водяной помпой. Завтра утром должны привезти — буду ставить.

.

Джонка

Лодки бывают белые. Бывают зеленые. Даже красные бывают. А вот желтые — никогда!

Сижу в кокпите. В порт входит нечто жёлтое. Метров 7 длиной. Короткая мачта. Бушприт. Красный парус. И, главное, парусное вооружение — реальная джонка! То есть, бамбуковые рёбра, гафель — всё чин по чину! На носу лодки тётушка вытаскивает цепь из цепного ящика и готовится отдать якорь.

Джонка.
Выскакиваю на бак с фотоаппаратом. Из кокпита джонки на меня смотрит бородатый дядька. Поднимаю вверх руку с оттопыренным большим пальцем. Дядька делает симметричный жест и улыбается.

Леон швартует какой-то супер-пупер моторный катер, посему жёлтая джонка предоставлена сама себе. Швартую ребят недалеко от своей стоянки. Лодка — краса!!!

Хозяин — англичанин, живущий в маленьком домике на Крите. Сам сколотил посудину из фанеры, после чего обмотал стеклоплатиком и покрасил в желтый цвет.
 — Это для безопасности, — говорит он, — чтобы было лучше видно.
 — Это для кайфа, — возражаю я. И мы смеемся.

Джонка.
Зовут джонку «Свободная пчела». Ходит 60 градусов к ветру. Зато полными курсами несется — дай бог! Причем, самопроизвольный поворот фордевинд — не грозит. На полном курсе парус можно не просто развернуть на 90 градусов к ДП (диаметральная плоскость судна), но даже чуть довернуть вперед! Клёво!

Джонка.
Невысокая мачта держится сама по себе. Есть лишь форштаг (тросы, идущий от топа мачты на нос) для маленького стакселя. Ванты (тросы, раскрепляющие мачту в поперечном направлении) отсутствуют. Теоретически знаю, что ванты и штаги на джонках не применяются. Но какова жизнь без привычных вертикальных струн — спрошу завтра.

.

Вино

Всё-таки белое греческое вино — это нечто! Во-первых, вкусно! Во-вторых, сколько пью, а всё ещё не алкоголик…

Или?…

.

Осень

Осень — недожаренное лето,
Снятое со сковороды в спешке,
Заполняющее и слона, и пешку
От доски по самое нЕкуда
.
Есть гурманы на чай и вареники
И на осень — сырую с кровью
А мимо — в мечтах о здоровье
Бегут крепыши в трениках…

.
Костя ПУТЕВОДКА


.

Следующая: События минувшего лета...

Предыдущая: Хроника пикирующего мира N3. Снова Ливия.

Еще на тему «* Путеводка. Дневники и блоги.»:

Архив темы